Показать меню

Мемория. Константин Бальмонт

Мемория. Константин Бальмонт

15 июня 1867 года родился поэт Константин Бальмонт.

Личное дело

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 – 1942) родился в деревне Гумнищи Шуйского уезда Владимирской губернии в семье председателя земской управы, небогатого дворянина Дмитрия Бальмонта. Читать научился в пять лет, наблюдая, как мать учила чтению старшего брата. Когда дети подросли, семья переехала в Шую.

В 1876 году Константин Бальмонт поступил в подготовительный класс гимназии. Сначала учился хорошо, но атмосфера гимназии быстро ему наскучила, и он перестал стремиться к успехам в учебе, зато много читал. «Гимназию проклинаю всеми силами, – вспоминал Бальмонт. – Она надолго изуродовала мою нервную систему».

В 1884 году Бальмонт был исключен из гимназии за принадлежность к нелегальному кружку, но сумел поступить в гимназию во Владимире, которую окончил в 1886 году.

В том же году Бальмонт поступил на юридический факультет Московского университета, откуда на следующий год был отчислен как один из организаторов студенческих беспорядков.

После этого он некоторое время проучился в Демидовском юридическом лицее в Ярославле, а потом вообще отказался от идеи получать «казенное образование». «…Я не смог себя принудить <заниматься учебой>, зато жил истинно и напряженно жизнью своего сердца, а также пребывал в великом увлечении немецкой литературой», – рассказывал он позже. Самообразованием Бальмонт занимался до конца жизни, изучал «один за другим многие языки, упиваясь работой, как одержимый… прочитывал целые библиотеки книг, начиная с трактатов о любимой им испанской живописи и кончая исследованиями по китайскому языку и санскриту».

В 1889 году Константин Бальмонт женился на Ларисе Гарелиной. Брак оказался неудачным. Из-за семейных неурядиц и нервного расстройства Бальмонт совершил попытку самоубийства. Прочитав «Крейцерову сонату» Толстого, он выбросился из окна, но не погиб, а лишь получил тяжелые травмы, из-за которых год провел в постели и до конца жизни остался хромым.

В 1890 году Бальмонт на собственные средства издал в Ярославле «Сборник стихотворений». Но книга не имела успеха, и Бальмонт уничтожил весь тираж. В последующие годы он много работал, но постоянно сталкивался с очередными неудачами. Заработать на жизнь литературным трудом оказалось тяжело. Бальмонт «не знал, что такое быть сытым, и подходил к булочным, чтобы через стекло полюбоваться на калачи и хлебы». Помощь ему в это время оказали писатель Владимир Короленко, профессор кафедры всеобщей литературы Московского университета Николай Стороженко и меценат князь Александр Урусов. Благодаря им Бальмонт смог получить крупные заказы на перевод книг. На средства Урусова он издал две книги переводов Эдгара По.

В 1894 году в студенческом «Кружке любителей западноевропейской литературы» Бальмонт познакомился с Валерием Брюсовым, ставшим его близким другом.

Сборник стихов Бальмонта «Под северным небом», вышедший в 1894 году, был благосклонно встречен критиками. За ним последовали сборники «В безбрежности» (1895) и «Тишина» (1898). Новые стихи стали публиковаться ежегодно. Первое десятилетие XX века у читающей России прошло под знаком Бальмонта. Его популярность была огромной, его стихи знали наизусть жители как столицы, так и провинциальных городов, его выступления собирали толпы поклонников – «бальмонистов», как их тогда называли.

Тэффи вспоминала: «Бальмонт был наш поэт, поэт нашего поколения. Он наша эпоха. К нему перешли мы после классиков, со школьной скамьи. Он удивил и восхитил нас своим “перезвоном хрустальных созвучий”, которые влились в душу с первым весенним счастьем».

В 1896 году Константин Бальмонт женился на Екатерине Андреевой, вместе с которой он переводил Гауптмана. После свадьбы они уехали в путешествие по Западной Европе. Весной 1897 года Бальмонт читал лекции по русской литературе в Оксфорде. Вернувшись в Россию, он вместе с другими поэтами-символистами основал издательство «Скорпион» и журнал «Весы».

В мае 1901 года за публичное чтение и распространение антиправительственного стихотворения «Маленький султан», написанного как отклик на разгон студенческой демонстрации в Петербурге 4 марта 1901 года, Бальмонт был на два года лишен права проживания в столичных и университетских городах. С июня 1901 по март 1902 года он жил в основном в усадьбе Сабынино в Курской губернии, где работал над новым сборником стихотворений «Будем как Солнце».

Затем он покинул Россию и перебрался в Европу. Жил большей частью в Париже, но много путешествовал по странам Западной Европы. В 1905 году совершил поездку в Калифорнию и Мексику, в 1907 – на Балеарские острова, в 1909 – 1910 – в Египет, а в 1912 совершил большое путешествие, посетив Южную Африку, Австралию, Новую Зеландию, Полинезию, Цейлон и Индию.

В этот период творчество Бальмонта приобретает политическое звучание, он яростно критикует царское правительство, посвящает стихи революции 1905 года и событиям русско-японской войны, сотрудничает в большевистской газете «Новая жизнь».

Во время революционных событий 1905 года поэт возвратился в Россию, где «все дни проводил на улицах, строил баррикады, произносил речи, влезая на тумбы». Покидать же страну Бальмонту пришлось уже нелегально. За революционные призывы в России были запрещены его книги «Стихотворения» (1906) и «Песни мстителя» (1907), сборник «Злые чары» был арестован цензурой за «богохульные стихотворения».

Вернулся в Россию Бальмонт в 1913 году, когда политэмигрантам была объявлена амнистия. Прежние поклонники с восторгом встретили его, но главными звездами русской поэзии уже были новые авторы. Бальмонт много выступал с лекциями о поэзии, о странах Океании и культурах других народов. В 1915 году он выпустил сборник статей «Поэзия как волшебство», а годом позже стихотворный сборник «Сонеты солнца, меда и луны». Однако многие упрекали его в самоповторении. В 1916 году Бальмонт посетил Японию.

Февральскую революцию Бальмонт приветствовал, а вот приход к власти большевиков встретил негативно («Социал-демократическая диктатура мне так же ненавистна, как и самодержавие», – утверждал он в одном из писем еще в 1905 году). Диктатуру пролетариата Бальмонт считал «уздой на свободном слове». В 1918 году он даже выпустил книгу «Революционер я или нет?», где критиковал деятельность большевиков с позиции «истинного революционера».

Бальмонт отошел от политической деятельности, но по-прежнему много работал: писал стихи, переводил, сотрудничал с литературными журналами, читал публичные лекции. Жил в 1918 – 1920 годах в Москве и в Новогиреево – в то время подмосковном поселке. По свидетельству Б. Зайцева, Бальмонт в эти годы «нищенствовал, голодал, на себе таскал дровишки из разобранного забора… питался проклятой "пшенкой" без сахару и масла». В 1920 году с помощью старого друга – поэта Юргиса Балтрушайтиса – Бальмонт был направлен в годичную командировку за границу. Он покинул Россию с женой и дочерью Миррой, и больше на родину не вернулся.

Бальмонт жил в Париже или в небольших городках на атлантическом побережье. Он продолжал интенсивную литературную деятельность, выпустил сборники стихов «Моё - ей», «В раздвинутой дали», «Северное сияние», «Соучастие душ», «Голубая подкова», «Светослужение», сотрудничал с парижской газетой «Последние новости» и журналом «Современные записки», другими изданиями, читал лекции в Сорбонне. Но и столь интенсивная работа не позволяла Бальмонту победить нужду.

В 1932 году у поэта начали проявляться признаки психического расстройства. С 1936 года он жил в приюте «Русский дом», открытом для нуждающихся эмигрантов в городке Нуазиле-Гран под Парижем матерью Марией (Е. С. Кузьминой-Караваевой).

Умер Константин Бальмонт в Нуазиле-Гран 23 декабря 1942 года.

В. Серов. К.Д. Бальмонт. 1905г. ГТГ/Wikimedia Commons

Чем знаменит

Бальмонт стал первым в России поэтом-символистом, чье творчество получило признание. Стихи из первых его сборников «Под северным небом» и «В безбрежности» прославили Бальмонта как самого певучего из русских поэтов.

Наибольшую славу ему принесли сборники «Тишина» (1898), «Горящие здания» (1900) и «Будем как Солнце» (1903).

Бальмонт виртуозно пользовался приемами аллитерации и ассонанса (Лебедь уплыл в полумглу, / Вдаль, под луною белея. / Ластятся волны к веслу, / Ластится к влаге лилея... «Влага», 1899). Также он мастерски владел сложными формами стиха, первым среди русских поэтов стал использовать сверхдлинные размеры с внутренними рифмами и удлиненные рифмические цепи.

О чем надо знать

Творческое наследие Константина Бальмонта огромно. Ему принадлежат 35 поэтических книг, 20 книг прозы, как художественной, так и автобиографической, а также филологические исследования, критические эссе, записные книжки и многочисленные письма. Еще в 1910 году Бальмонт говорил, что спустя полвека его полное собрание сочинений превысит 93 том.

Общий объем переводов Бальмонта составляет более десяти тысяч печатных страниц. Среди переведенных им авторов Уильям Блейк, Перси Шелли, Эдгар По, Оскар Уайльд, Шарль Бодлер, Педро Кальдеро, Шота Руставели, Сэмюэль Кольридж, Калидаса, Кнут Гамсун, другие французские, английские, литовские, болгарские, польские, испанские, армянские, чешские, бельгийские, греческие, японские, китайские и индийские авторы.

Прямая речь

Вечер. Взморье. Вздохи ветра.
Величавый возглас волн.
Близко буря. В берег бьется
Чуждый чарам черный челн.

Чуждый чистым чарам счастья,
Челн томленья, челн тревог
Бросил берег, бьется с бурей,
Ищет светлых снов чертог.

Мчится взморьем, мчится морем,
Отдаваясь воле волн.
Месяц матовый взирает,
Месяц горькой грусти полн.

Умер вечер. Ночь чернеет.
Ропщет море. Мрак растет.
Челн томленья тьмой охвачен.
Буря воет в бездне вод.
Константин Бальмонт «Челн томленья» (1894)

Я – изысканность русской медлительной речи,
Предо мною другие поэты – предтечи,
Я впервые открыл в этой речи уклоны,
Перепевные, гневные, нежные звоны.

Я – внезапный излом,
Я – играющий гром,
Я – прозрачный ручей,
Я – для всех и ничей.

Переплеск многопенный, разорванно-слитный,
Самоцветные камни земли самобытной,
Переклички лесные зеленого мая –
Все пойму, все возьму, у других отнимая.

Вечно юный, как сон,
Сильный тем, что влюблен
И в себя и в других,
Я – изысканный стих.

Константин Бальмонт (1901)

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И синий кругозор.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце
И выси гор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть море
И пышный цвет долин.
Я заключил миры в едином взоре.
Я властелин.

Я победил холодное забвенье,
Создав мечту мою.
Я каждый миг исполнен откровенья,
Всегда пою.

Мою мечту страданья пробудили,
Но я любим за то.
Кто равен мне в моей певучей силе?
Никто, никто.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце,
А если день погас,
Я буду петь... Я буду петь о Солнце
В предсмертный час!
Константин Бальмонт (1905)

«В предшествующих своих книгах – "Под Северным Небом", "В Безбрежности", и "Тишина" я показал, что может сделать с Русским стихом поэт, любящий музыку. В них есть ритмы и перезвоны благозвучий, найденные впервые. Но этого недостаточно. Это только часть творчества. Пусть же возникнет новое. В воздухе есть скрытые течения, которые пересоздают душу. Если мои друзья утомились смотреть на белые облака, бегущие в голубых пространствах, если мои враги устали слушать звуки струнных инструментов, пусть и те и другие увидят теперь, умею ли я ковать железо и закаливать сталь».

Константин Бальмонт «Из записных книжек» (1899)

«Раз он в деревне у С. Полякова полез на сосну: прочитать всем ветрам лепестковый свой стих; закарабкался он до вершины; вдруг, странно вцепившися в ствол, он повис, неподвижно, взывая о помощи, перепугавшись высот; за ним лазили; едва спустили: с опасностью для жизни. Однажды, взволнованный отблеском месяца в пенной волне, предложил он за месяцем ринуться в волны; и подал пример: шел — по щиколотку, шел – по колено, по грудь, шел – по горло, – в пальто, в серой шляпе и с тростью; и звали, и звали, пугаяся; и он вернулся: без месяца. Е. А., супруга, уехала раз в Петербург; он остался в квартире один; кто-то едет и – видит: багровы все окна в квартире Бальмонтов: звонились, звонились, звонились; не отпер – никто; и вдруг – отперли: копотей – черные массы; сквозь них – бьют вулканы кровавые из ряда ламп с фитилями, отчаянно вывернутыми; среди черно-багровых Гоморр – очертание черного мужа, Бальмонта, устроившего Мартинику, – не то оттого, что он выпил, не то от каприза, мгновенного и поэтического <…> Я бы мог без конца приводить факты этого рода, весьма обыденные в жизни Бальмонта; весьма удивительно: не горел, не тонул и с сосны не низвергся».

Андрей Белый «Начало века»

«Я пошел на лекцию Бальмонта. Она называлась "Поэзия как волшебство".
В зале Купеческого собрания было тесно и жарко. На маленьком столе, покрытом зеленой бархатной скатертью, горели два бронзовых канделябра.
Вошел Бальмонт. Он был в сюртуке, с пышным шелковым галстуком. Скромная ромашка была воткнута в петлицу. Редкие желтоватые волосы падали на воротник. Серые глаза смотрели поверх голов загадочно и даже высокомерно. Бальмонт был уже не молод.
Он заговорил тягучим голосом. После каждой фразы он замолкал и прислушивался к ней, как прислушивается человек к звуку рояльной струны, когда взята педаль.
После перерыва Бальмонт читал свои стихи. Мне казалось, что вся певучесть русского языка заключена в этих стихах.
Кукушки нежный плач в глуши лесной Звучит мольбой, тоскующей и странной. Как весело, как горестно весной, – Как мир хорош в своей красе нежданной!
Он читал, высоко подняв рыжеватую бородку. Стихи расплывались волнами над зрительным залом.
И, как тихий дальний топот, за окном я слышу ропот, Непонятный странный шепот -- шепот капель дождевых.
Бальмонт кончил. Затряслись от аплодисментов подвески на люстрах. Бальмонт поднял руку. Все стихли.
– Я прочту вам «Ворона» Эдгара По, – сказал Бальмонт, – Но перед этим я хочу рассказать, как судьба все же бывает милостива к нам, поэтам. Когда Эдгар По умер и его хоронили в Балтиморе, родственники поэта положили на его могилу каменную плиту необыкновенной тяжести. Эти набожные квакеры, очевидно, боялись, чтобы мятежный дух поэта не вырвался из могильных оков и не начал снова смущать покой деловых американцев. И вот, когда плиту опускали на могилу Эдгара, она раскололась. Эта расколотая плита лежит над ним до сих пор, и в трещинах ее каждую весну распускается троицын цвет. Этим именем, между прочим, Эдгар По звал свою рано умершую прелестную жену Вирджинию.
Бальмонт начал читать "Ворона". Мрачная и великолепная поэзия дохнула в зал.
За окнами не было уже ни Киева, ни огней на Крещатике, висевших голубоватыми цепями, – не было ничего:

Только ветер уныло гудел над черной, присыпанной снегом равниной. И железное слово "невермор" тяжело падало в пустоту этой ночи, как бой башенных часов».
Константин Паустовский «Книга о жизни»

Десять фактов о Константине Бальмонте



Фамилию Б?льмонт поэт унаследовал от родителей, однако, используя ее в качестве поэтического псевдонима, предпочитал произносить ее с ударением на последний слог – Бальм?нт.



Скорее всего, фамилия представляет собой искаженную форму слова «баламут». Но, по версии, восходящей к самому Бальмонту, фамилия досталась его семье от каких-то шотландских или скандинавских моряков, переселившихся в Россию. «Фамилия Бальмонт очень распространена в Шотландии», – писал он.



Корней Чуковский полагал, что в свои переводы английского поэта Перси Шелли Бальмонт внес слишком многое от себя, получившееся в результате «новое лицо», полу-Шелли, полу-Бальмонта, Чуковский называл «Шельмонтом».



Известный портрет Бальмонта работы Валентина Серова хранится в Третьяковской галерее.



Кандидатура Бальмонта выдвигалась на Нобелевскую премию по литературе.



После развода с Бальмонтом его первая жена Лариса Гарелина вышла замуж за историка литературы Николая Энгельгардта. Ее дочь от этого брака, Анна Николаевна Энгельгардт, стала второй женой Николая Гумилева.



По законам Российской империи, после развода с Гарелиной Бальмонт терял право жениться вновь. Но ему удалось вступить в новый брак, предъявив старый документ, где он числился неженатым.



Третьей женой Бальмонта стала Екатерина Цветковская, с которой он познакомился в Париже в 1900 году. Их дочь Мирра получила имя в честь Мирры Лохвицкой.



В 1939 году советский поэт Леонид Мартынов написал пьесу «Поэзия как волшебство». Ее героями были Бальмонт и его брат Михаил, омский мировой судья. В основу пьесы положен реальный факт приезда Бальмонта в Омск в 1916 году.



Рассказывают, что Бальмонт, решив взяться за перевод Генрика Ибсена, по ошибке выучил шведский язык вместо нужного для этого норвежского.

Материалы о Константине Бальмонте

Статья о Константине Бальмонте в русской Википедии

Статья о Константине Бальмонте в энциклопедии «Кругосвет»

Константин Бальмонт в проекте «Хронос»

Сочинения в электронной библиотеке Максима Мошкова

Константин Бальмонт в библиотеке «ImWerden»

Автор: Иван Петров
По материалам: polit
Загрузка...
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *
Загрузка...
Лента новостей
Производители мясных изделий попросили руководство посодействовать поднять цены18:19Росстат отметил рост реальных доходов и зарплат россиян18:00Путин предложил кандидатов на пост главы Дагестана17:59Рейтинги Путина и Медведева снова подросли17:58СМИ узнали о свадебном сюрпризе Путина для главы МИД Австрии17:22Трамп: КНР не может предложить США приемлемое соглашение17:02В правительстве РФ отвергли идею увеличения налогов на бизнес16:58СМИ узнали об участии SpaceX в выкупе акций Tesla16:57СМИ раздобыли показания водителя убитых в ЦАР россиян16:38TNT снимет продолжение детективного сериала «Алиенист»16:00МИД заявил протест Госдепу из-за российских консульств15:57Индия планирует пилотируемый космический полет в 2022 году15:57Москалькова одобрила смягчение наказания за репосты15:57ЦБ РФ сообщил о снижении сбережений и росте кредитов15:56Управляющий CBOE рассчитывает на принятие BTC-ETF невзирая на действия с SEC15:40Астрономы определили параметры гигантских молекулярных облаков15:03«МиГ» анонсировал истребитель-перехватчик пятого поколения15:03В Кремле назвали абсолютно стабильной финансовую систему России14:41В Австрии раскритиковали приглашение Путина на свадьбу главы МИД14:41Умер писатель Владимир Шаров14:20